Я помню, было небо, я не помню, где

Один, как истинный новый романтик, сижу пьяный и слушаю Аквариум “Радио Африка”.
По-моему, совершенно шедевральная вещь, от начала до конца.

Странно, что такое можно было записать в СССР в 1983-м году.
Вот гребенщиковские Табу, или Треугольник, или Акустика – они запросто вписываются в начало 80-х, а Радио Африка – нет. И идеологически, и даже просто технически.
СССР мёртв, а мы ещё нет.

Пластинку Радио Африка я слушал при поступлении в университет,
она у меня чётко ассоциируется именно с теми временами – фантастический день, моя природа не даёт мне спать.

По-моему, шедевры могут родиться, когда несколько гениев встречаются и каким-то хреном у них получается работать делать что-то вместе.
Гении – они странные люди, они не любят, мне кажется, когда над ними стоит другой гений.
Минус на синус даёт отсутствие гения, по-моему.
Вот тут и Курёхин, и Гребенщиков как-то в одном направлении действуют, удивительно, что векторы так интересно складываются, что совершенно неудобочитаемое получается, и в этом его плюс. Почему-то так нравится неудобочитаемое.

И это при том, что я ещё ничего не сказал о Рок-н-Ролл Мёртв, или Время Луны.

Наверно, я слишком сентиментален,
таков мой каприз.

Leave a comment

Your email address will not be published.