Что не говорите, люблю я нашу непосредственность

И часто вот этой непосредственности в Канаде не хватает.
Чтоб так, знаете, мордой в салат, потом сок разлить, чтоб потекло на пол, после чего уронить тарелку кому-то на ногу.

Вот рассказ прочитал.
“Наша Канада” – это газета такая в Торонто.
Единственная, которую можно читать.

– Все сели? Ребята, пусть кто-нибудь скажет тост.
– Коля, скажешь? Давай, говори первый тост. Ты у нас будешь тамада! Давай!
– Ладно. Налили все. Вот мы, собрались, как говорится, сегодня за этим столом…
– Тише! Саш, возьми салат из буряка с чесноком под сметаной. Это я сама…
– Тише! Коля! Давай, собрались за этим столом… Мы тебя слушаем. Соня, дай селедку. Нина, кончай, ты уже всех этим салатом за… за…
– … Замучила.
– Вот именно. Коль, давай!
– Я хочу выпить тост за Сергея. Сережа, за тебя! Сергей приехал в эту срану…

– Страну.
– Кать, ты чего, думаешь, я пьяный? Это с двух-то стопарей? Я и говорю: «в эту страну». А что я сказал?
– Короче. Давай за Сергея. Так, у всех налито? За Серегу!
– Подожди. Я еще не сказал. Короче. Сергей приехал в Канаду ваще без ничего. Там развелся, жене оставил трехкомнатную, дачу, «вольво». Первое время он у меня жил на кухне. Скажи, Серега?
Сергей мрачно кивнул, глядя на скатерть.
– И я… и мы… короче. Он тогда был где? В глубокой…
– Депрессии…
– Вот именно. Кать, ты меня понимаешь. Но вот прошло какие-то три года и теперь у него все почти нормально. Есть машина, пусть ху… Пусть не новая, не в том дело. Человеку подарили машину – ну и что? Теперь ему что, вешаться из-за этого? Ездит и ездит. Правильно, Серега?
Сергей еле заметно кивнул, сжав зубы.
– Так вот… Каждый в этой сране съел свое ведро…
– … Проблем. – дипломатично подсказала Катя и сделала всем страшные глаза.
– Пусть будет так. – сказал тамада. – Но съел – этого никто отрицать не станет. Ты сама, между прочим, когда ушла от мужа, снимала комнату в бейсменте, сидела на велфере и работала в бейкери. Забыла?
– Йааа… ммм что-то такое… Не помню. М..может не надо про меня? Я ведь только в гости пришла…Да? Йааа… не помню…
– Ага. Она не помнит. Минуточку! А то, что я тебя в фудбанк тогда возил, тоже не помнишь? И по воскресеньям что сидела с детьми этого индуса, который тебе бейсмент сдавал? Помнишь, как говорила, что если бы не дочка, ты бы давно уехала обратно в Израиль или повесилась? Зачем тогда все эти ля-ля? Короче, Серега, в твой день рождения, я хочу сказать, что ты молоток, не стал травить себя всякой дрянью, как Мишка…
– А я то тут при чем?
– Да, Мишка тут при чем? У него что, день рожденья?
– Соня, ты молчи. Ты же не знаешь, как он тут торчал, пока вы не встретились. Ты тогда в массажном салоне мужиков двумя руками держала за…
– Ноги. – тихо сказала Катя. Все замолчали.
– Пусть за ноги. – сказал тамада.
– Мне что, жалко? Соня сама скажет, сколько она этих ног там перевидала, пока на…
– Набрала.
– Окей, набрала на квартиру, в которой они, между прочим, сейчас с Мишкой живут. Я свечку не держал – ноги это или не ноги. Если это теперь называется ноги, я молчу. Но не в том дело. Серега, это твой день рождения и я не хочу, чтобы тут несли всякую ху… ху… Катя?
– Художественную литературу.
– Да. Чтобы она испортила нам тут, как говорится, застолье. Ты накрыл поляну, мы что, собрались сюда вспоминать кто кого е… Катя?
– Е… е… ммм
– Ладно, проехали. Кто сколько съел этого де…
– Дессерт.
– Да. Нет. Надо выпить за Серегу. Это он как бы собрал нас, а мы тут говорим почему-то то про Соньку, то про Катю. Какое нам дело до их мужиков? У нас что, своих баб нет? Вот Серега в этом смысле молодец. Он и с той жил, и с другой и, ладно, Верка здесь не одна, так что я молчу. Мишка с Сонькой не расписаны, тем более это все в прошлом. Он что, думал, что она девочка? Если бы не Сонька, он бы давно был в могиле. Что, я не знаю, как Мишка пил, нюхал, курил и кололся? Он Соньке должен ноги целовать за то, что она его вытащила. А Серега нашел Нинку и они счастливы, хоть она и старше. Правда, Серега? Нинка, что ты плачешь? Это она от счастья. Ей, наконец, в жизни повезло, нашла нормального мужика. А кем она была до этого? Короче, она на пятнадцать лет его старше, но не в том дело. Если мужику нравятся такие женщины – это, как говорится, кому поп, кому попадья, кому – попова дочка. Правильно я говорю? У Нинки сын голубой, разве она от этого хуже стала? Не плачь, ты заслужила это счастье. Серега никуда от тебя не денется. Куда ему деваться? Опять варить решетки по десять долларов в час? А так он за тобой, как за каменной стеной. Нинка трех орлов похоронила – она и приготовит и оденет – он даже курить бросил, чтобы подольше так жить. Скажи, Серега?
Именинник издал глухой, лающий звук и выпил стакан водки. Все притихли с ужасом, ожидая своей очереди.
– Давайте, ребята, наконец, выпьем! – с деланным энтузиазмом сказала Катя.
– На конец… Ха-ха. – На конец мы не выпьем. По порядку. Если за Серегу, то сначала надо выпить за его дочь, которую он втащил в Канаду с бывшей женой. Дочке скоро рожать, кого она там родит – не важно. Главное, это будет уже конкретный канадол. А кто там отец – это уже не наше дело. Он типа бывший иммиграционный офицер, из Шри-Ланки, его недавно посадили за все эти дела. Выйдет, когда сережкиному внуку или внучке будет четырнадцать лет. Ничего, и в тюрьме люди живут, правда, Серега? Ты сколько отмотал? Четыре ходки? Долго будет Мордовия сниться… Как это в песне, а, Серега? Ты не кисни, все тип-топ. Все бумаги сделаны четко, никто никогда. Ты – гражданин этой сраны, Серега, теперь тебя не депортируют на Украину, как тогда… Все документы по новой, теперь ты Сруль, бежал от бесчеловечного режима. Хрен поймешь. Дал присягу королеве – все, железно. Мы за Ее Величество пасть порвем любому баклану, да, Серега? Таня, Игорь у вас налито? Что вы там шепчетесь в углу? Давайте, выпьем! Ты, Танюшкин, молодец! Вот кто четко все сделал – сразу заявила, что лесбиянка, теперь документы в руках, ждет ребенка. Это не то, что Верка, типа экзотическая танцовщица, голая танцевала на столе, фотки муж увидел в Интернете и развелся, когда она уже оформила рабочую визу. Она хоть и кандидат чего-то там по физике или химии, а въехала, между прочим, как стриптизерка и еще год извивалась у шеста в баре, пока не сдалась как беженка… А кто ей сделал белорусский паспорт? То-то и оно. Ладно, проехали. Это Сашка пусть теперь разбирается. Да, Сашок? Он же ее там снял в этом баре, а потом оказалось, что они вместе после института работали на Саяно-Шушенской ГЭС. Вот какие люди приезжают в Канаду! Их баня тут лучшая! Поэтому, Серега, мы тут на твой день рождения пришли все конкретно твои друзья и я хочу выпить этот тост за то, чтоб у тебя все было отлично! Все, в натуре – бабы, тачки, бабло – ты меня понял? Это – Канада. Какая хрен разница, как тебя теперь зовут – для нас ты не Сруль, а Серега, нормальный пацан. За тебя!

Leave a Reply